Коничива, уважаемый!

За время вашего отсутствия мы тут вон чего понаписали:

    История Кейла-Йоа (часть 4) - разведшкола «Лагерь №2»

    11 Июля

    Разгром усадьбы

    Революционные события 1917 года потрясли всю Российскую империю и, конечно, не обошли стороной «Фалль». Местное население и до это периодически "экспроприировало" что-либо из усадьбы. Например, в 1907 году было заведено крупное уголовное дело по факту кражи массивных бронзовых крестов с могил фамильного кладбища. В 1918 году всё обернулось совсем скверно, неизвестные погромщики полностью разграбили усадьбу. Вандалы уничтожили всё, что смогли. Даже статуя Венеры Антонио Кановы была расстреляна из винтовок. Из всей былой роскоши уцелела только яшмовая ваза, неподдавшаяся ни ногам, ни топорам.

    Софья Алексеевна Волконская (урождённая Бобринская, 1888 - 1949) в 1918 году в Петрограде сочеталась браком с Петром Петровичем Волконским (братом последнего владельца «Фалля») и после этого впервые посетила «Фалль», застав его в разгромленном состоянии. По всей видимости увиденное произвело на неё сильное впечатление, вот, что писала она по этому поводу в своих воспоминаниях:

    Неужели толпа, громившая его, бившая вещи, рвавшая книги, уничтожившая все в доме вплоть до последней фарфоровой безделушки, усыпавшая все полы сплошь, точно густым белым ковром, сотнями и сотнями вырванных из книг печатных страниц, – неужели эта толпа состояла не из горилл, а из людей, таких же людей, как мы с вами?
    Бедный старый Фалль.
    Изо всего, что было в доме, уцелел лишь один единственный предмет – огромная ваза из темного ясписа, вышиной больше человеческого роста, стоявшая когда-то в Зимнем Дворце и подаренная Императором Николаем Первому шефу жандармов графу Бенкендорфу, прадеду П. П. Ваза была опрокинута, сброшена с пьедестала на пол, – ее били, топтали, рубили топорами, но разбить все-таки не смогли. Царская ваза одна устояла против злобной ярости разнузданной толпы. Какая символика!..

    Софья Алексеевна Волконская

    Софья Алексеевна Волконская

    Кстати, немного уходя в сторону от «Фалля», можно сказать пару слов о самой Софье Алексеевне, ибо личностью она была незаурядной и прожила яркую жизнь. Закончив в 1912 году Женский медицинский институт, много времени проводила в госпиталях в качестве врача-хирурга. Кроме того, она была одной из первых в России женщин-участниц авторалли, была членом Императорского Российского Автомобильного Общества (ИРАО) и участвовала в нескольких автопробегах. В 1911 году во Франции она закончила лётную школу Блерио (Bleriot) и впоследствии получила диплом ИВАК (Императорского Всероссийского Аэро-Клуба) и удостоверение лётчицы (или авиатриссы, как их тогда называли). Её ходатайство о назначении в военную авиацию было отклонено, тогда она yшла на фронт в отряд Красного Креста. Софья Алексеевна Волконская дважды была замужем (первым супругом был Пётр Александрович Долгоруков, вторым - Волконский) и в 1949 году умерла в Париже. Пётр Петрович Волконский пережил её на 7 лет и также скончался в Париже.

    После погрома Волконские немедленно начали ремонтно-восстановительные работы в «Фалле», но вернуть замку былое великолепие они не смогли.

    Марина Цветаева под впечатлением воспоминаний С. М. Волконского пишет в своём эссе "Кедр": "Такие угодья, как «Фалль» и как «Павловка», не возникают в час, это работа поколений, как готические соборы. От предка к потомку, от зодчего к зодчему, владелец родового имения – преемник, на нем жестокая двойная ответственность: сохранить и довершить." Сложно сказать, читал ли Константин Пятс это эссе, но лучше всего "сохранить и довершить" получилось именно у него. Реквизированный в 1923 году усадебный комплекс (парк и все здания за исключением «церковного дома») правительство Эстонской Республики передало министерству иностранных дел. Последнее прекрасно понимало ценность усадьбы. Работы по реконструкции велись почти постоянно, а руководил ими Роман Кульмар, любимый архитектор К.Пятса. Парк Кейла-Йоа (вместе с парками Кадриорг и Тойла-Ору) был передан управлению Государственных парков Эстонской Республики, в ведении которого находилось большинство государственных резиденций. МИД Эстонии активно использовал «Фалль» для дипломатических встреч и здесь побывала бОльшая членов правительства того времени.

    Один из дипломатических приёмов в «Фалле» (1930 г)

    Один из дипломатических приёмов в «Фалле».
    1930 г

    «Фалль» и Эстонскя Республика

    В 1927 году часть территории усадьбы разделили на 17 участков и передали местным жителям. Ещё через 7 лет участок земли в 30 га, расположенный в устье реки Кейла, на противоположном от замка берегу, был отдан для строительства правительственных дач. Позднее это место стало отдельным посёлком под названием Меремыйза.

    В 1928 году в здании мельницы (где к тому времени, помимо самой мельницы, располагалась ферма по разведению рыбы) были установлены генератор и турбина и в Кейла-Йоа официально появилось электричество. На самом деле «Фалль» был электрифицирован гораздо раньше. На фотографиях конца XIX века видны и электрические уличные фонари.

    • Ролик о спортивной ловле лосося на спиннинг (1935 г)
    • Кинозарисовка водопада Кейла-Йоа весной (1935 г)
    • Выпуск мальков лосося с фермы в реку (1935 г)
    • Ролик о спортивной рыбной ловле (1939 г)

    Разведшкола «Лагерь №2»

    В 1940 году «Фалль» перешёл Красной Армии, а уже в 1941 - немецкой. В начале 1942 Абвер открыл в Эстонии три новые разведшколы: в Кумна (Kumna), Лайтсе (Laitse) и Кейла-Йоа (или Кейла-Юа, как тогда это место называлось). Абвер (нем. Abwehr — оборона, отражение, от Auslandnachrichten- und Abwehramt) — орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919—1944 годах, в задачи которого входил сбор секретной информации, дезорганизация тыла противника и борьба с вражескими "коллегами по цеху". Школа в Кейла-Йоа была организована 6 марта 1942 года под условным наименованием «Лагерь №2» (школа в Кумна стала «Лагерем №1»). Она подчинялась разведоргану «Ревель» (нем. Abwehrnebenstelle Revel), который был создан в середине 1939 года в Хельсинки, а после захвата немцами Эстонии передислоцировался в Таллинн.

    Начальником разведшколы «Лагерь №2» сначала был немецкий обер-лейтенант Грандт, а затем бывший капитан эстонской армии Казик. Комендантом и вербовщиком всех трёх школ был некто Халапсин, известный под кличкой Волков. Преподавательский состав состоял из сотрудников абвера, бывших офицеров эстонской армии и нескольких советских военнопленных. Будущие агенты вербовались из числа советских военнопленных-моряков в лагерях Таллинна, Хельсинки и Эбенроде. Им преподавались разведка, подрывное дело, топография, методы работы органов НКВД, морская сигнализация, силуэты военных кораблей, гребля и стрельба из различного оружия. Одновременно в школе обучалось 70–80 агентов, причём определённого срока обучения не существовало: некоторые агенты уже через 3 месяца направлялись в другие разведшколы (в том числе и в Кумна) для дополнительного обучения, некоторые задерживались в Кейла-Йоа значительно дольше. По окончании учёбы агенты, как правило, забрасывались в Архангельскую и Ленинградскую области и в Ленинград с целью захвата и подрыва маяков, береговых батарей и других объектов. Переброска осуществлялась группами по 3–5 человек на катерах и гидросамолетах. Связь с агентами поддерживалась по радио, а для возвращения им давали устный пароль «Либава».

    На практике выпускники «Лагеря №2» так и не прославили свою школу. Уже через полгода после основания школы, в сентябре 1942, весь её агентурный состав (около 80 человек) был отправлен в Финляндию для первого задания. Группа предприняла попытку высадить морской десант в Шепелевском заливе для подрыва маяка, являвшегося единственным ориентиром на подходе к Кронштадту. Операцию разрабатывал лично Целлариус - фрегаттен-капитан, руководитель разведоргана «Ревель». Группа вместе с начальником школы Грандтом вышла ночью на десяти штурмботах, но непогода не позволила им даже добраться до места назначения. Следующей ночью была предпринята вторая попытка. На этот раз катер взял штурмботы на буксир. От резкого поворота катера несколько штурмботов перевернулось, люди выпали за борт. Пока их собрали, начало светать и попытка вновь не привела к успеху. Было решено отменить операцию.

    Летом и осенью 1943 года Целлариус по указанию штаба «Валли» направлял одну за другой шпионские группы в распоряжение полевых органов абвера группы «Норд». Однако, почти все агенты, обученные во всех трёх разведшколах и переправленные на Ленинградский фронт в 1943 году и в первой половине 1944-го, приходили с повинной к советским властям.

    «Фалльский» Штирлиц

    Разумеется, уход агентов на советскую сторону не был случайным - это был результат работы Андрея Макаровича Добрянского. Бывший капитан-лейтенант советского ВМФ, командир отряда торпедных катеров, А. М. Добрянский был захвачен в плен 1 июня (по другим данным - 8 июля) 1942 года во время Сомерской операции. Он согласился сотрудничать с немецкой разведкой и вместе с двумя десятками других пленных был направлен в «Лагерь №2» под псевдонимом Дубровский. Он сразу решил вести тайную контрагитационную деятельность и создал подпольную группу, ядро которой составили лейтенант Николай Климов, матросы и старшины Семен Фоменко, Андрей Семенов, Алексей Малинин, Петр Собченко. Группа убеждала агентов переходить на сторону СССР. Несколько семей в Таллинне помогали перевербованным Добрянским агентам и отправляли с повинной в особые отделы СМЕРШа.

    По окончании обучения Добрянскому, имеющему высшее военно-морское образование, было предложено остаться в школе инструктором военно-морского дела. Через некоторое время Добрянского вызвали в Берлин. Там его сначала держали в тюрьме, таскали на допросы в штаб немецкого флота, а потом освободили и пытались свести с белогвардейцами и власовцами. Но Добрянский попросил абверовцев отправить его обратно, мотивируя это тем, что в разведшколе он принесет больше пользы. В феврале 1943 года он вернулся в «Лагерь №2».

    Летом 1943 года Целлариус отозвал Добрянского из Кейла-Йоа в Таллин и поручил ему готовить самоходную баржу под названием «Ферия» для диверсионных операций. Выполняя это задание, Андрей Макарович задумал организовать коллективный побег. Он подобрал в состав экипажа баржи членов подпольной группы. Параллельно с этим готовилась десантная операция на острове Лавенсари с целью уничтожения базы подлодок Балтийского флота, а также подрыва береговых батарей в районе Долгово-Корнево. Диверсионный отряд отправился на задание в ночь на 13 октября 1943 года из устья реки Спеты. Напутствовал его сам Целлариус, прибывший на фронт. Он обещал в случае успеха представить каждого из участников операции к награде, каждому выдать большую денежную сумму «на обзаведение» и разрешить поселиться в «любой части великой Германии». В море вышло десять штурмботов по три-четыре человека в каждом. Вскоре после отплытия, моторы некоторых штурмботов начали глохнуть. Как позднее выяснилось, опытный механик Дмитрий Гридинский, подсыпал сахару в баки с горючим на других катерах. Незаглохшие суда направились в сторону советского берега, где сразу сдались. Это был успех группы Добрянского.

    Также его стараниями в феврале-марте 1944 года Красной Армии сдалась целая группа курсантов-выпускников «Лагеря №2», выброшенных на Курголовском полуострове, и передала ценные сведения о деятельности школы и работе Добрянского. Таким образом он пытался установить связь с Красной Армией. К сожалению, ещё до её установления, 18 марта 1944 года служба СД арестовала Андрея Добрянского и членов его группы: Владимира Чекалина, Алексея Малинина, Павлушу Демина, Петра Собченко, а также Нестерова и Павлова, настоящие фамилии которых неизвестны до сих пор. Немного раньше были арестованы Михаил Серебрянников и Назаров-Салмин за агитацию среди населения. Всех их поместили в центральную таллиннскую тюрьму на Тарту Маантее. Расследование шло медленно, а арестованных подвергали страшным пыткам. 9 августа их перевели в Батарейную тюрьму.

    — В два часа ночи 15 августа, — вспоминает Добрянский, — к нам вошел надзиратель, он зачитал сорок фамилий. Нас вывели из камеры, провели по коридору и остановили у двери. Два охранника впускали по пять человек и закрывали дверь. Меня и моих товарищей втолкнули в комнату, где стояли ранее вошедшие туда люди со связанными назад руками и раздетые догола. Теперь все было предельно ясно: ведут на казнь. Мне стало на секунду плохо — не только от мысли о смерти, но и от вида собранных здесь обреченных людей. Нас тоже раздели, скрутили нам руки шпагатом, а потом по нескольку человек связали проводом и повели к выходу. У подъезда стояла грузовая машина, крытая брезентом, в которую нас погрузили. У женского корпуса тоже стоял грузовик, в который грузили женщин. Машины тронулись. Впереди и сзади шли открытые легковушки. В каждой был офицер-эсэсовец и четыре автоматчика. Колонна мчалась с большой скоростью. Вскоре она миновала город и свернула в лес. Здесь машины уменьшили ход. В это время один из эстонских товарищей, стоявших около меня, разорвал шпагат, которым были связаны его руки. Затем он развязал руки мне, я — другим. Так все мы освободились от пут, за исключением тех, которые стояли лицом к автоматчикам, сидевшим на задней стенке машины. Первыми прыгнули влево Собченко и Салмин, за ними остальные, я через разорванное в брезенте окошко выскочил на крышу кабины и прыгнул вправо. Задняя машина остановилась. Из нее стали стрелять по тем, кто прыгнул влево. В меня дал две автоматные очереди фашист, сидевший с шофером. К счастью, он не попал. Я бежал, падал, опять бежал и часа через два был, видимо, километрах в пятнадцати от места расстрела. Обессилев, забрался в стог сена. Просидел целый день. Сначала доносилась отдаленная стрельба, потом все затихло. Я решил уходить, но неожиданно услышал приглушенные голоса. Осторожно разгреб перед глазами сено и увидел трех, как и я, раздетых мужчин. Должно быть, это были товарищи по беде. Я выбрался к ним.

    Затем он добрался до Таллинна, где около месяца скрывался у Зинаиды Эдуардовны Хаммер на чердаке одного из домов на ул. Татари. Абверовцами расстреляны Павел Демин-Вишневский, Владимир Чекалин-Голубев, Петр Собченко-Тронов, Алексей Малинин-Маслов, Нестеров, Павлов (в публикуемом нами архивном документе службы СД — списке вывезенных на расстрел все они, как и Добрянский-Дубровский, значатся под псевдонимами). Аркадию Салмину-Назарову и трем эстонским патриотам — Аугусту Мяги, Иохану Мягеру, Антсу Таммсаару — удалось спастись.

    Репортёр эстонского радио Эрвин Мартенсон берёт интервью у Андрея Добрянского (1968 г)

    Репортёр эстонского радио Эрвин Мартенсон (слева) берёт интервью у Андрея Добрянского (справа).
    1968 г

    После войны Андрей Макарович Добрянский жил в Таганроге и работал на металлургическом заводе. Земляки знают его как отличного производственника. В 1966 году он приезжал в Таллинн и в студии эстонского телевидения встретился со спасшимся от расстрела Салминым, живущим сейчас в Астрахани, и товарищами Мяги, Мягером и Таммсааром. Навестил Андрей Макарович также свою спасительницу Зинаиду Эдуардовну Хаммер. О его работе и работе его группы можно прочитать в документальной книге "В поединке с абвером". В 1998 году Андрей Макарович Добрянский скончался.

    Андрей Макарович Добрянский

    Андрей Макарович Добрянский

    Также в книге "В поединке с абвером" рассказывается и о дальнейшей судьбе бывшего инструктора «Лагеря №2» Бориса Александровича Соломахина, известного под псевдонимом Веселов. Как и Добрянский, он вёл контрагитационную деятельность, правда в одиночку. Он и Добрянский не доверяли друг другу. Срыв диверсии на Шепелевском маяке - его работа. После перехода на советскую сторону, он был отправлен с заданием в Таллинн, где занимался разведывательной деятельностью. Дальнейшая его судьба никак не связана с Кейла-Йоа.

    Проходил в Кейла-Йоа обучение и ещё один человек - Павел Петрович Стефановский, получивший агентурный псевдоним Суздальский. В своей, хоть и автобиографичной, но всё же художественной книге "Развороты судьбы", он достаточно подробно описывает жизнь в разведшколе. Вот выдержки из текста, рассказывающие про распорядок дня в «Лагере №2»:

    Жизнь школы начиналась с подъема в 6.00, затем оправка и очень активная физзарядка с порядочной пробежкой по дороге в лесу до Финского залива — 5 километров и обратно. После умывания — построение и подъем флага (трехцветного русского) под звуки «Варяга» — гимна школы. После подъема флага Волков (начальник школы, настоящее имя Григорий Сергеевич Халапсин) делал объявления, если что-то надо было довести до сведения курсантов, и желал приятного аппетита, отправляя всех на завтрак (в две смены).
    В 8.00 начинались занятия. Первое, сдвоенное из двух 45-минутных уроков, называлось «общей беседой», которую проводил Григорий Сергеевич, проживающий в соседнем дачном поселке. «Беседа» начиналась с информации о военных действиях на фронтах, о развале Красной Армии и ее поражениях, о тяжелейшем положении русского народа в тылу России и об успешном развитии сельского хозяйства в областях, которые освобождены немецкой армией от Советской власти и колхозного рабства. Обязательно доводилась информация об особом благополучии в СССР евреев.

    ...

    Следующими уроками, по 45 минут, были радиодело и работа на ключе Морзе (прием и передача).
    В 12.00, как во всей немецкой армии, — обед, который по своему меню соответствовал солдатскому обеду.
    С 13.00 до 14.00 — час сна. С 14.00 — продолжение занятий до 18.00.

    ...

    Время с 18.00 до 19.00 называлось «часом самообслуживания»: каждый должен был все проверить в своем обмундировании, пришить оторвавшуюся пуговицу, починить у сапожника ботинки или, если невозможно быстро починить, заменить их в каптерке, почистить обувь и одежду, постирать подворотничок, платок, трусы и т. д.
    В 19.00 — ужин. С 19.30 до 21.30 — разные хозяйственные работы по школе, участку и прилегающей территории (по две группы через день) под руководством помначшколы по теххозвопросам. У других двух групп — свободное время. В 21.30 — построение на площади перед главным зданием и флагштоком. Проверка всех присутствующих и спуск флага под ту же мелодию «Варяга» и пение этого школьного гимна. 22.00 — отбой.

    Будни «Лагеря №2»

    Будни «Лагеря №2»

    Вместе с четырьмя другими курсантами (Михаил Денисов-Дубравин, Владимир Фомин-Борисов, Петр Борин-Морозов, Алексей Федоров-Абрамов), Стафановский вошёл в специальный отряд, который готовился к операции по саботажу на ТЭЦ в Архангельске. На время подготовки операции, группу отделили от остальных агентов и поселили в здании, раньше служившее кухней. Вот как Стафановский описывает его:
    В этом маленьком домике было три комнаты и кухня с настоящей русской печью. Кухня пустовала, а в комнатах стояли застеленные кровати. Скорее всего, этот домик служил гостиницей.

    Через некоторое время вся группа из пяти агентов для продолжение обучения была переведена на мызу Кумна, ещё через месяц в деревню Вихула под Раквере, а потом в Палдиски.
    В мае 1944 года «Лагерь №2» перешёл в распоряжение морской абверкоманды-166М (АК-166М), которая начала подготовку агентов-разведчиков и радистов для морской разведки и готовила их на оседание в Эстонии. В сентябре школа была переведена в замок Бальга (ныне - посёлок Веселое) недалеко от Калининграда, а в январе 1945 года в Гарнекопф (30км восточное Берлина), где объединилась с варшавской разведшколой. На этом и заканчивается история разведшколы Абвера в Кейла-Йоа.

    «Лагерь №2» в литературе и кино

    Следует также упомянуть, что разведшкола в Кейла-Йоа упоминается и в литературе. Помимо книг "В поединке с абвером" и "Развороты судьбы", она упоминается в романе "Операция «Викинг»" Николая Ивановича Леонова и Юрия Васильевича Кострова. Книга основана на реальных событиях и рассказывает о действиях советской разведки в Таллинне, которые привели к тому, что Абвер полностью свернул тут свою работу и, кроме прочего, ликвидировал разведшколы «Лагерь №1» и «Лагерь №2». Примечательно, что Кейла-Йоа там названо как "Кейла-Юа".

    Кадр из кинофильма "Операция «Викинг»"

    Кадр из кинофильма "Операция «Викинг»"

    Вот небольшой отрывок из романа, где главный герой Сергей Скорин расспрашивает курсанта об этой разведшколе:

    Мне нужны данные о школе: где расположена, число курсантов, преподавательский состав.
    — Я мало знаю. — Лапин оглянулся на преследующую их машину. — Школа расположена в мызе Кейла-Юа на берегу моря, в двухэтажном каменном доме. Начальник - обер-лейтенант Грандт. Подчиняется школа "бюро Целлариуса", что это такое, я не знаю. Курсанты в основном из военнопленных. Занятия проводятся по двенадцать часов в день. Топография, стрельба, методы сбора сведений, навигация, сигнализация, подрывное дело. Учат избегать провалов. Специалист по методам работы НКВД русский, фамилия Покровский. Нас, курсантов, человек сто двадцать, наверно. Люди разные...
    — Как часто проводят заброску в советский тыл? — перебил Скорин. Нельзя, чтобы Лапин давал характеристики, он может назвать имена людей, желающих вернуться на Родину, а каждое слово, произнесенное в машине, конечно же, записывается на магнитофон.
    — Раньше забрасывали довольно часто, я должен был уйти в конце мая. Неожиданно заброску отменили. Прошли слухи, что начальство недовольно результатами нашей работы, и срок обучения продлили. В школе есть хорошие ребята, они только и ждут, чтобы вернуться к своим.

    В 1975 году по книге был снят пятисерийный фильм "Вариант «Омега»" с Олегом Далем в главной роли. Кейла-Йоа в фильме не появляется, но однажды упоминается. Кроме того, в первой серии нам показывают некую безымянную школу по подготовке диверсантов. Скорее всего это именно «Лагерь №2», потому что диверсантов обучали только там.

    Особая благодарность Алексею Крайковскому, без которого этой статьи возможно не было бы.
    Автор: Lentyay
    
    александр
    2017-05-31 00:36:03
    Екатерина, мой дед служил на торпедном катере, попал в плен, входил в подпольную группу Добрянского, расстрелян в таллинской тюрьме. Есть фото, письмо Лебина. написавшего книгу "В поединке с абвером" Пожалуйста. отзовитесь. С Уважением. Александр.
    александр
    2017-05-31 00:26:51
    Для Екатерины. Добрянский жил и работал а Таганроге, умер в 1998. Мой дед входил в подпольную группу Добрянского, служил на торпедном катере, есть фото, письмо Лебина написавшего книгу в "Поединке с абвером", копия немецких документов об отправке моряков в таллинскую тюрьму. Пожалуйста отзовитесь.

    ариадна
    2015-03-21 12:03:27
    СПАСИБО БОЛЬШОЕ! Исторический очерк замечательный. Читаю сейчас мемуары А. Х. Бенкендорфа. Светлая память Александру Христофоровичу и его семье.hz3cuv
    Екатерина
    2014-04-16 19:02:46
    Не имеете ли Вы какой-либо информации по Добрянскому, которая не вошла в статью. Занимаюсь Соммерсом, где он был пленён, в рамках экспедиции РГО, запланированной на этот год. Имею копии допросов Добрянского после пленения (09.07.1942), ибо взят в плен он был 8 июля 1942-ого (у Вас небольшая неточность), поскольку соммерская операция проходила 7-9 числа.Кроме того, в ОБД Мемориал значится, что он "находился в плену в Финляндии; попал в СССР в октябре 1944 года; осуждён 19 апреля 1945 года к 10 годам ИТЛ с лишением звания капитан-лейтенанта и исключением из партии". У Вас его фотография 1968 года - значит выжил... Понимаю, что сейчас он вряд ли в живых, всё-таки 1913 г.р. (кстати, по немецким данным - он 1915 г.р.)... Одним словом, помогите, чем можете, пожалуйста. В планах - съёмка докфильма по десантным операциям на острова Соммерс, Гогланд и Большой
    Lentyay
    2014-04-16 19:42:23
    К сожалению, ни чем больше не располагаю. Вы учитывайте, что я не полноценный исследователь, а гуглоискатель. Дважды писал в наш архив из которого это фото - не ответили.
    Сергей
    2014-01-12 17:00:16
    Не ясно, кто устроил разгром в усадьбе в 1918.
    В феврале территория была занята немецкими войсками. Я вырос в Кейла-Йоа, мы много общались с местными эстонцами. Не вериться, что эти люди (точнее их предки) могли устроить разгром.
    Lentyay
    2014-01-12 17:34:42
    Не смог связаться с вами по указанному мэйлу. Напишите пожалуйста мне на nemov.aleksei@gmail.com.
    Игорь
    2013-07-15 17:08:37
    Очень понравилась статья. Служил в Кейла-Йоа с 1989 по 1993 начальником расчёта К 9М. С РАЗВАЛОМ (не распадом!) Союза перевёлся на Украину.Хочу добавить маленькую "деталь". Запасной командный пункт бригады находился на позиции группы дивизионов С-200 В в бункере. Рядом с управлением бригады (рядом с упоминаемой Вами ВВП). В ПУЦР (пункт управления и целераспределения). К-9 (в народе) - по имени главной кабины. Ещё раз спаибо за материал. А вот насчёт укреплений (точнее траншей с блиндажами и площадками под артилерию) на территории позиции группы и далеко за ней ничего не пишете.Ещё есть потрясающий "грот". Скорее постройки "крепости Великого Петра"
    Дмитрий
    2012-12-18 13:46:55
    Огромное спасибо за проделанную работу! Очень интерессно! Часто бывали в Кейла-Йоа, там пляж неплохой был. Сам жил неподалёку - в Эмари.
    Дмитрий
    remul
    2012-04-06 14:12:02
    Огромное Спасибо за труд!
    Было очень интересно почитать историю Кейла-Йоа.

    С Ув. Андрей (ака remul)
    Юрий
    2011-08-21 12:20:36
    Спасибо за рассказ, я интересовался историей этой школы, но ничего не нашел. А фильм "Вариант Омега" - слабенькое фэнтези, не стоящее обсуждения.

    Оставить комментарий

    captcha
    RSS