Коничива, уважаемый!

За время вашего отсутствия мы тут вон чего понаписали:

    Сорок лет с «Viru»

    8 Мая День рождения первого «настоящего» небоскреба Таллинна традиционно отмечается 5 мая. Мог бы, собственно, отмечаться и 23 апреля, когда первую ночь в отеле провел первый постоялец.

    Или 14 июля: в этот день первая очередь гостиничного комплекса была официально открыта для всех желающих.

    Но в истории, все-таки, осталось 5 мая 1972 года: день, когда первый директор отеля Альберт Шокман торжественно перерезал ленточку у входа.

    Спорить с традицией – необходимости нет. Есть повод вспомнить примечательные факты биографии одного из знаковых для Таллинна гостиниц.

    Эхо визита

    Viru, вероятно – самая «политизированная» из столичных гостиниц.

    Решение о ее сооружении было принято в буквальном смысле по горячим следам важного внешнеполитического события – посещения в 1964 году ЭССР президентом Финляндии Урхо Калева Кекконеном.

    Едва ли не главным практическим результатом официального визита главы соседнего государства в Эстонию стало возобновление прямого пассажирского сообщения между Хельсинки и Таллинном – прервано оно, в силу известных обстоятельств было в 1940 году.

    Восстановить существовавшую уже в двадцатых годах авиалинию не удалось, а вот регулярный маршрут пассажирских теплоходов – вполне. Уже летом следующего года в таллиннский порт зашло финское судно «Wellamo», которое вскоре сменил местный «Ванемуйне», спешно перекрещенный из былого «Артека».

    Стремительный рост числа гостей с северного побережья Балтики был отмечен уже по результатам первого полугодия. Становилось ясно: ресурса единственной на тот момент в столице «интуристовской» гостиницы «Таллинн» для их размещения не хватает.

    Расширению ее площадей путем пристройки дополнительного корпуса препятствовала достаточно плотная застройка по соседству. Становилось ясно: надо строить!

    География бдительности

    Прежде всего, однако, надо было решить – строить где именно?

    Площадь Виру, в те годы, кстати, существовавшая под безликим названием Центральной – Кесквяльяк – привлекала проектировщиков издавна.

    Гостиница Viru

    Такое чувство, что она таила в себе некий потенциал для «рывка в небо» последние лет сто. Вначале на краю ее возникла каланча Пожарного дома, потом здесь дважды собирались начать строительство увенчанной массивной башней здание новой ратуши.

    Рассматривались и альтернативные варианты. Например, разместить высотный параллелепипед будущего отеля-великана на Тынисмяги. Или – не нарушая исторически сложившийся силуэт средневековой части города – подальше от него. В Кадриорге, например.

    От последнего варианта отказаться было решено из соображений…бдительности. Ведь строилась гостиница для клиентуры «Интуриста». Компетентные органы посчитали, что на пути к расположенной в Кадриорге гостинице иностранцы если и не будут атакованы малосознательными хулиганами, то пронырливыми фарцовщиками – наверняка.

    Сложно поверить, но вопрос расположения будущего отеля обсуждался членами ЦК КПЭ, рассматривался на специальном собрании Совета министров ЭССР, а затем – был отослан на окончательное согласование в общесоюзный Совмин. Высокое начальство решило: строить высотку надо как можно ближе к центру города.

    Парики и строители

    Проект «первого настоящего небоскреба» высотой в 22 этажа разработал архитектор Хенно Сепманн. В соавторы ему, по невыясненной до сих пор причине, «постфактум» принято записывать и Марта Порта.

    Почему – окончательно неясно. В любом случае, опыт строительства «высоток» у Сепманна к тому времени имелся: под его руководством был возведен двенадцатиэтажный жилой дом в Нарве. Работал он и над сооружением Певческой эстрады в Таллинне – совместно с Аларом Котли.

    В архитекторах, способных создать проекты самых современных зданий, в ЭССР проблем не было. С теми же, кто в кратчайшие сроки – и на самом высоком уровне – были бы способны воплотить их замыслы в жизнь – увы, были. Строить гостиницу доверили финским специалистам.

    Приезд в Таллинн образца 1969 года без малого полутысячи строителей и прорабов из страны Суоми не мог остаться без внимания. Согласно тогдашним городским легендам как минимум каждый десятый из них вернулся на родину с местной невестой – эстонкой или русской.

    Реальность, впрочем, оказывается, порой, занимательнее баек. Кто мог бы, допустим, предположить, что парики для будущих танцовщиц гостиничного варьете придется пробивать у финских товарищей по разряду…строительных материалов: достать их в ЭССР было невозможно.

    В Финляндии пришлось закупать и современное оборудование для кухонь отеля: представитель фирмы-поставщика стал первым гостем Viru - почти за два месяца до официального открытия он провел ночь в «люксе» на четырнадцатом этаже.

    Слова признательности

    Представитель хотя и дружественной, но все-таки – капиталистической – страны на роль первого гостя, подходил, вероятно, мало.

    «В цветочном павильоне мы застали гостей из Москвы, – писала в начале мая 1972 года «Советская Эстония». – Привлеченные богатым выбор инженеры Ольга и Александр Павловы и Владимир Юдин остановились на роскошных гвоздиках…»

    Постояльцы Viru поведали корреспонденту, что Таллинн – конечный путь их турне по Прибалтике: за плечами у них остались Вильнюс, Калининград, Рига. «Впечатлений набралось много, а в Таллинне ждет еще больше, – рассказали они. – Тем более что мы оказались чуть ли не «первооткрыватели» этой замечательной гостиницы».

    Слово «первооткрыватели» было взято редакцией в кавычки неслучайно: согласно той же заметке, в дни майских праздников в газете уже успели остановиться – и оставить «самые теплые слова признательности персоналу» – гости из ГДР, Финляндии, Англии, Швеции, США, Ирака.

    Столь пестрая «география постояльцев» выглядит, скажем, прямо, несколько преувеличенной. Но первое же мероприятие, состоявшееся в стенах только что выстроенного отеля 5 мая 1972 года, было вполне себе интернациональным.

    Речь идет о свадьбе, организованной в ресторане гостиницы: законным браком сочеталась работница рыболовецкого колхоза имени Кирова и молодой человек арабского происхождения.

    Далекий родственник

    Категории пола в эстонском языке, как известно, нет. Что не помешало возникновению лет десять тому назад идеи «осчастливить» гостиницу Виру «сыном».

    «Отпрыском» должна была стать массивная пристройка к отелю, нареченная авторами этого неоднозначного проекта «Virupoeg». Добро на строительстве облицованной блестящими панелями черного цвета высотки городские власти так и не дали.

    История эта, собственно общеизвестна. Менее известно другое – у Viru существует не «сын», а «брат». Причем, как замышлялось первоначально – почти что брат-близнец, если не сказать – точный «клон».

    Гостиницу по проекту Сепманна в 1969 году начали возводить на берегах не только Балтики, но и…Волги: делегации города Тольятти, посетившей Эстонию, очень уж он приглянулся. Даже название тамошней гостинице подобрали созвучное: «Вега».

    Правда, в отличие от Таллинна, строить отель в городе автомобилестроителей решили силами не финнов, а местных строителей. Что привело к печальному результату на десятилетия «Вега» превратилась в классический долгострой.

    Завершен он был только в 2010 году. Причем изменения в первоначальный проект были внесены настолько многочисленные, что и сам Сепманн, наверное, не узнал бы «копию» своего таллиннского детища.

    * * *

    Удивительное дело – открытие сорок лет тому назад гостиницы Viru было воспринято современникам, похоже, довольно прохладно.

    Ладно, приехавший сюда в поисках натуры столичный кинорежиссер Ролан Быков, заметивший, что Старый Таллинн стал теперь значительно меньше.

    Но даже «Советская Эстония», вместо подобающих масштабу события восторгов, ограничилась деловой заметкой о том, что «ожила двацатидвухэтажная коробка гостиницы Viru.

    Архитектурными изысками первый таллиннский небоскреб, пожалуй, и впрямь не блещет. Но было бы нелепым ждать их от него – здания, решенного в духе граничащей с минимализмом функциональности.

    Силуэты наследников Viru - выстроенной к Олимпийской регате-80 «Олимпии», банковских небоскребов последнего десятилетия – пожалуй, побогаче и поинтереснее. Но празднующая свое сорокалетие Viru была в 1972 году первой.

    Именно этим она и ценна.


    Источник: Stolitsa.ee
    

    Всем пофиг до этой статьи и её никто не комментировал. Вы можете стать первым.

    captcha
    RSS