Коничива, уважаемый!

За время вашего отсутствия мы тут вон чего понаписали:

    Двадцать с лишним негритят

    21 Марта

    Предисловие наборщика

    Привет! Предлагаю вашему вниманию рассказ в жанре "очень кровавый триллер". В студенческие времена жили мы всей художнической братией на базе отдыха в Тюрисалу. Данный ужастик является результатом развития бурной фантазии у, почти оторванных от цивилизации города, художников. Слабонервных просим не читать, а всех остальных запастись корвалолом. Все персонажи и место действия - реальны, а все события - вымышлены. Авторство - коллективное. Приятных вам кошмариков...


    Действующие лица:

    1. Андрей-евромальчик (студент Euroülikool)
    2. Аня К.
    3. Аня М.
    4. Ася Крюгер
    5. Вадик
    6. Ваня
    7. Вова
    8. Галя
    9. Илья-евромальчик
    10. Илья
    11. Ира с рамкой
    12. Ира
    13. Катя
    14. Оля
    15. Тайми (коммендант)
    В эпизодах:
    1. Егор
    2. Илья-Pentium
    3. Инна с сестрой из 21-й комнаты
    4. Катя и Саша из 23-й комнаты
    5. Марина
    6. Надя
    7. собака (Баскервиллей)
    8. остальные жители общежития
    Место действия: студенческое общежитие Художественного Колледжа а Тюрисалу (бывшая база отдыха Лейбура).

       В этот день всё было как обычно, за исключением того, что подмалёвок медленно превращался в прописку. Может быть, именно это и послужило началом тех трагических событий, после которых часть студентов Художественного Колледжа погибла, а часть, так и не оправившись после нервного потрясения, впоследствие спилась.
       Шёл дождь. Мокрые студенты нехотя плелись домой. Подойдя к двери они испуганно остановились на пороге. На стекле кровью был нарисован квадрат.
       - А почему именно квадрат? - задумчиво спросила Аня М. и пнула ногой пробегавшую мимо кошку. Кошка жалобно мявкнула и, сделав последние два шага в своей жизни, замертво упала на клумбу.
       - Аня! Аня! - испуганно закричали студенты.
       - Ну, что Аня? - уставшим голосом сказала убийца кошки и стала задумчиво грызть рапидограф. Затем она привычным движением схватила кошку за хвост и молча направилась в сторону холодильника. Остальные, не желая провоцировать Аню на дальнейшие, возможно ещё более жестокие, действия, сделали вид, что ничего не произошло и молча разбежались по комнатам.
       - Аня зря не нападает, - попытался умилостивить Аню Вадик, не понимая, что остался в коридоре один. Аня повернулась и, подбрасывая кошку в левой руке, вплотную подошла к Вадику.
       - Килограмма два, а то и два с половиной, - задумчиво сказала она, вгрызаясь в добычу...

       Тем временем в комнате N18 Илья, стоя перед зеркалом, стягивал с себя парик. Заходящее солнце ярко сияло на его лысине.
       - Проклятый Вьетнам! - сказал он дрожащим голосом и его добрые глаза наполнились слезами. Он сел на кровать и, подперев голову руками, зарыдал. Перед его глазами медленно проплывали картины его нелёгкого прошлого. Одна из таки картин беззвучно выползла из-под его кровати. Илья услышал за спиной скрежет зубов и почувствовал на затылке прикосновение ледянных пальцев, а затем и зубов. Больше он никогда ничего не слышал и не чувствовал.

       - Не смотри на меня, братец Луи, Луи, Луи. Не нужны мне твои поцелуи-луи-луи, - по коридору, пританцёвывая, шёл Вова. Пытаясь привычным ударом ноги открыть дверь своей комнаты, он был глубоко разочарован. Дверь была заперта.
       - Эй, ты жертва Вьетнама! - грубо крикнул Вова, смачно выругался и плюнул в сторону 21-й комнаты. Его внимание привлекла большая красная лужа у её порога.
       - Странненько, странненько, - пробормотал Вова, обходя лужу.
       - Чудненько, чудненько, - добавил он и пошёл на кухню.

       Из 7-й комнаты раздался душераздирающий стон. Потом кто-то захрипел и послышался звук падающего тела. После этого что-то тяжёлое со стонами проползло по полу и стало царапаться в дверь. Затем силы ползущего, видимо, иссякли и он, ударившись головой об порог, прошептал: "Помогите...", и потерял сознание. Шпионившая в это время за дверью, Тайми уже полчаса прислушивалась к доносившимся из комнаты странным звукам. Услышав крик о помощи она, минут через пять, догадалась открыть дверь. Было заперто! Несмотря на то, что материнское чувство, которое она испытывала к евромальчикам, было слегка приторможено эстонским менталитетом, Тайми сообразила вызвать скорую помощь ещё до того, как несчастный евромальчик Илья скончался.

       Из рук Кати выпала ложка с салатом. Сидевшие за столом Галя, Оля, Ира, Ваня, Вова и Аня К. замерли. Раздавшиеся вдалеке крики смолкли также внезапно как и начались. После кратковременного затишья хлопнула входная дверь и раздались шаги бегущего человека. Было слышно, как пытаясь вписаться в поворот,бегущий человек врезался в стену и разбивал в щепки косяки.Через несколько секунд в дверях показался мёртвенно-бледный Андрей. Он взмахнул руками, пытаясь что-то сказать, пальцем указал на дверь, закатил глаза и извиваясь упал на пол. Изо рта показалась кровавая пена. Он громко крикнул: "Умблуу! Умблуу!", подполз к Катиным ногам, ещё раз трясущейся рукой указывая на дверь, и, хрипя, скончался у неё на коленях. Катя брезгливым движением сняла с него запотевшие солнцезащитные очки и увидела смертельный ужас в остекленевших глазах.
       Первым от шока оправился Вова.
       - Странненько, странненько. Чудненько, чудненько, - задумчиво пробормотал он, дожёвывая блинчик.
       Катя стряхнула с колен тело. После удара о ножку стула изо рта Андрея выскочила вставная челюсть и со щелчком захлопнулась на Олиной ноге. Разбив о стену несколько тарелок Оля убежала наверх. Потрясённые происшедшими событиями никто из студентов не заметил как из глазниц скончавшегося выкатились стеклянные глаза, а нос, тихо щёлкнув, отвалился и исчез в бездонном кармане Иры, где уже лежали чьи-то накладные ногти и парик.

       В дверях столовой, загадочно улыбаясь, показалась Ася.
       - Ну, что, аппендициты, - сказала она и подойдя к холодильнику бросила кусок земли в кастрюлю с супом.
       - Чей суп? - спросила она, увидев, что никто не отреагировал.
       - Ну, мой... - робко ответил Ваня, выглядывая из-за занавески. Он сполз с подоконника и вдоль стенки прошмыгнул на кухню. Затем он, прижимая кастрюлю к сердцу, засеменил обратно, вскарабкался на подоконник и затаился.
       - Куда?! - грозно спросила Катя, сорвав занавеску.
       Ваня попытался спрятаться за кастрюлю, но левое ухо предательски торчало над крышкой. Катя пошарила рукой по подоконнику, нащупала ногу и вытащила Ваню из-за кастрюли. Ваня отбивался, цеплялся за батарею, но Катя бесжалостной рукой выволокла его на середину кухни и вырвала кастрюлю из рук. Затем она сорвала крышку и все с любопытством уставились на содержимое. Внутри, среди моркови и картошки , покачиваясь на волнах, дрейфовала чья-то худая выварившаяся рука.
       - Ну ты, Ваня, звезда! - с ужасом воскликнула Аня К. - Каннибал проклятый! - и юркнула в большой холодильник.
       В полной тишине раздался душераздирающий крик. Дверь холодильника с грохотом открылась. Оттуда, вся в инее выползла Аня К., таща за собой то, что осталось от Вадика.
       - Бедный Вадик! - всхлипывая пропищала Аня К. - Я знала тебя ещё живым! - добавила она, держа на вытянутой руке череп бедного Вадика.

       - Этого-то я и боялась... - мрачно сказала Ира.
       - А я всё время говорила, что здесь без убийства не обойдётся. Говорила! Что, скажите не говорила? Несколько раз повторяла - не слушали! Кайтесь теперь! - укоризненно произнесла Ася.
       - Что же теперь делать? - испуганно спросила Галя.
       - Что делать?! Что делать?! Сухари сушить! - ответила Ася.
       - Точно! Супчик сварим и с сухарями его все и съедим, - добавила Катя, потирая руки.
       - Из чего суп-то варить? Кожа да кости, - возразил Вова.
       Аня К. вцепилась в труп.
       - Изверги! Иуды! Идиоты! Извращенцы! Изуверы! Суп варить?! - взвизгнула она и забилась в истерике.
       Всем стало стыдно.
       - Успокойся, Аня! Мы ведь не Вадика имели в виду, - стали её успокаивать.
       - ... а евромальчика! - раздался крик из угла.
       Все повернулись. В углу скукожившись сидел Ваня и что-то тщательно пережёвывал.
       - Держи его! Хватай! Лови! - раздались крики.
       Ваня заметался по кухне. Отовсюду к нему потянулись руки, жаждующие возмездия. Ваня, извиваясь, прополз между ножек стола и, чудом избежав мёртвой хватки Иры, выскользнул на лестницу. Разъярённая толпа бросилась следом. Стремительно взбираясь в полной темноте на четвереньках вверх по лестнице, он со всего разгона врезался в закрытую чьей-то заботливой рукой стеклянную дверь. Тёмная фигура, с улыбкой взглянув на засыпанное осколками тело, неслышно удалилась вглубь коридора.

       В кухне, вокруг стола сидели оставшиеся в живых Аня К., Катя, Ася, Ира, Галя и Вова. Аня К. была облачена в траур: серый приталеный пиджак, чёрную длинную юбку и чёрную щляпу с перьями дополняли чёрные ногти на руках и ногах. Она очень тяжело переживала потерю своего старого верного друга.
       Ася и Катя зачитывали вслух написанную на скорую руку технику безопасности.
       - "Пункт 1. Держаться всем вместе. Пункт 2. Красное не надевать, обтягивающее не носить..."
       - Чтобы не привлекать внимания, - уточнила Катя.
       - "Пункт 3..."
       - Ира с рамкой!! - перебила Галя и вскочила из-за стола. Голос её дрожал. За то время, что она жила в общежитии, Галя успела полюбить свою соседку по комнате и оценить её достоинства.
       - Надо привести её к нам! Если она ещё жива... - без особой надежды добавила Галя и смахнула слезу с ресниц. Она заметалась по кухне, заламывая руки, а потом бросилась к двери. Катя преградила ей дорогу и, стукнув ложкой по её голове, громко сказала:
       - "Пункт 1. Держаться всем вместе."
       Галя притихла, но руки заламывать не перестала. Более того, она начала заламывать руки Вове. Началась паника. В суматохе никто и не заметил, что кухня наполнилась едким дымом. Беготня по кухне прекратилась только после того, как Ася начала отвинчивать от ламп плафоны и кидать их на пол.
       - Мы горим, - спокойно сказала она и, чтобы не допустить повторного взрыва паники, разбила ещё один плафон о батарею.

       Галя и Вова бегали по второму этажу и заглядывали в комнаты, чтобы предупредить оставшихся жильцов о пожаре. Ася, Аня К., Катя и Ира отправились искать причину возгорания. Причиной возгорания была Тайми, чью обуглившуюся тушку нашли в камине, в зале. На стене зала был нарисован красный квадрат, внутри которого красовалась надпись: "Eks ole".
       - Бедная Тайми! Она так не любила, когда в общежитии что-то поджигали... - сказала Катя.
       - Некому будет теперь серчать... - покачала головой Ася.
       Ира (не раз игравшая со спичками) густо покраснела и сказала:
       - Ладно, пойдёмте отсюда.
       На обратном пути Ася, Аня К. и Катя думали об одном и том же: "Кто же убийца? Кому это надо?" Всё увиденное наталкивало на одну определённую мысль. Убийца не любил Тайми и очень любил поджигать то, что поджигать не положено. Кто же это?
       Позади всех шла покрасневшая Ира...

       Сбегая вниз по лестнице, Галя услышала как хлопнула дверь душа. "Надо предупредить о пожаре," - подумала она и бросилась вслед за неизвестным. В душе было темно. Галя открыла дверь и выразительно крикнула:
       - Пожар!
       Никто не ответил.
       - Пожар! - ещё раз крикнула Галя и зашла внутрь.
       Тишина. Галя открыла следующую дверь.
       - Пожар! - настойчиво повторила она.
       Никакого ответа. Галя пошла дальше и опять услышала шорох.
       - Кто здесь? Мы горим! - повторила она.
       Никто не ответил. Галя медленно открыла дверь в раздевалку и включила свет.
       - Пожа-а-ар! - громко сказала она уже в который раз. И опять никто не ответил. Галя открыла дверь в душ и снова, уже не уверенно повторила: "Пожар!" и прислушалась. Тишина. Она заглянула в парилку, но в темноте ничего не смогла разобрать.
       - Ну и горите тут синим пламенем! - со злостью сказала она и повернулась, чтобы уйти.
       Но не тут то было. В дверях парилки показалась тень и чья-то тёмная рука затащила её во внутрь.

       Катя, Ася и Аня К. сидели за столом на кухне,испытывающе глядя на Иру.
       - Не виноватая я! - не выдержав их тяжёлого взгляда, крикнула Ира и убежала на верх.
       - Ой ли... - после минуты молчания сказала Ася и покачала головой.
       - Её почерк, - ещё через минуту с видом знатока сказала Катя.
       Через две минуты в разговор вмешалась Аня К.:
       - Я шляпу забыла у камина.
       - Да брось ты её! - посоветовала Ася.
       - Ну уж нет! Она мне дорога как память! - твёрдо сказала Аня К. и решительно встала. - Не хотите со мной идти и не надо!
       Она выбежала в коридор.
       - "Пункт 1..." - прошептала Катя, но было поздно.
       Анины шаги в коридоре внезапно стихли. Ася с Катей вышли из кухни. Но Аней К. в коридоре даже не пахло. Пахло по-прежнему Тайми. Дым однако уже рассеялся и на дверях всех комнат первого этажа можно было увидеть красные квадраты.
       - Аня! - крикнула Катя, но никто не отозвался.
       Она бросилась к двери пятнадцатой комнаты и распахнула её. На полу лежали насмерть засоленные Надя с Мариной. В соседней комнате Ася и Катя обнаружили заколотый рапидографом труп Ильи-Pentiuma и отравившегося грибами Егора. Остальные комнаты были заперты, но красные квадраты на их дверях ясно давали понять, что в них произошло. Аню К. так и не нашли, зато нашли чучуло собаки Баскервиллей. Чучело одиноко стояло посреди зала. Неподалёку валялась бумажка. На ней корявым почерком были написаны имена всех жителей общежития, включая Тайми. Большая часть имён была вычеркнута, а напротив имён Кати, Аси, Иры, Оли, Вовы, Ани М. и Иры с рамкой стояли галочки.
       - "И их осталось семеро..." - мрачно процитировала Ася своё любимое стихотворение.
       - Надо собирать остальных, - решила Катя, и они с Асей побежали обратно.

       Внимание Кати и Аси привлёк красный квадрат на двери душа. Вдруг сверху раздались шаги. По лестнице с ложкой в руках и рамкой на шее спускалась Ира с рамкой. Увидев Асю и Катю она остановилась, глядя в одну точку.
       - Ира, ты чего? - спросила Катя.
       - Ничего...
       - Что ты ходишь как привидение?
       - А я сегодня весь день как привидение...
       - Ира, - сказала Ася, как можно проще и яснее пытаясь объяснить ситуацию. - Ходить по общежитию опасно. Здесь появился убийца. Иди к себе в комнату, запрись и никого не пускай.
       - Уби-и-ивец... - протянула Ира, медленно спустилась с лестницы и исчезла в дверях кухни.
       Безнадёжно махнув рукой, Катя и Ася вновь обратили своё внимание на красный квадрат. Собравшись с духом, они открыли дверь и решительно вошли внутрь. Ничего особенного в этом помещении не было, за исключением того, что картины были перевёрнуты рисунками к стене. В тишине Ася и Катя услышали звук падающих капель. Зайдя в раздевалку, они увидели, что из крана в бассейн капает кровь.
       На кафельной стене как и положено был изображён красный квадрат. Внутри квадрата было написано: "Super". На вешалке сиротливо висел голубой халатик. Картину дополняли симпатичные тапочки с каёмочкой, в горошек. Всё было ясно. Катя и Ася грустно вышли из душа.

       Не найдя никого из живых наверху, Вова собирался спуститься вниз. На всякий случай дёрнув дверь своей комнаты, он обнаружил, что она вновь открыта. Зайдя в комнату, Вова увидел, что из-под кровати торчит рука, сжимающая парик.
       - Странненько, странненько... - пробормотал он , вертясь перед зеркалом. Новый парик шёл ему гораздо больше его собственного.
       В дверях показалась косматая фигура с ножом в руке. Даже перед смертью Вова не изменил своему принципу ("Умирать-так с музыкой").
       - "Снегири не гири..." - были его последние слова.
       - "Барсуки не суки..." - прозвучал голос над его трупом. - Эх, ты... - добавил кто-то и пнул ногой бездыханное тело.

       - Зачем Ире убивать Галю? - вслух размышляла Катя, стоя у кухонного окна. - Значит не она. Раз не она , значит Вова. Я и его подозревала. Ониведь ушли вместе. И в душ ходили всегда вдвоём. Точно.
       Не сговариваясь Ася и Катя взяли в руки по ножику и решительно двинулись наверх. На многих дверях уже стояли красные квадраты. Войдя к Вове в комнату, Катя и Ася поняли, что и он тоже был не виноват.
       Они продолжили поиск оставшихся в живых. Зайдя в 23-ю комнату, они было обрадовались, увидев что её обитатели сидят за столом друг напротив друга. На столе тихо играло радио. Радость, однако была недолгой. Катя и Саша никак не отреагировали на приход гостей. Они продолжали сидеть не шевелясь.
       - Всё ясно... - вздохнула Ася и они вышли из комнаты.

       В 25-й комнате, в испуге прижавшись друг к другу, на кровати сидели Оля и Ира. Они уже поняли, что убийца не один, а двое, что это Ася и Катя. Не надеясь, что в случае обнаружения картонная дверь комнаты выдержит натиск двух обезумевших маньячек, они решили затаиться или притвориться мёртвыми. Услышав шаги и голоса убийц в коридоре они забрались на кровать и сидели не шевелясь. С ужасом прислушивались они к тому, как Катя и Ася ходили по соседней - 23-ей - комнате и понимали, что скоро наступит их черёд. И их черёд наступил. Убийцы подошли к двери и начали дёргать за ручку.
       - Оля, Иря, вы здесь? - раздался голос Кати. - Откройте!
       Те молчали, испуганно уставившись на дверь. В этом и была их роковая ошибка. Их внимание было отвлечено, поэтому они не заметили, как в приоткрытое окно просунулся тонкий шланг и в комнату стал накачиваться растворитель. Оля и Ира так и не поняли, в чём дело. Их сознание за недолгое время было затуманено навсегда.

       Тем временем Катя и Ася сидели на полу и думали, что делать. Обнадёживало то , что на двери не было красного квадрата. Через несколько минут они почувствовали лёгкий запах растворителя и заподозрили , что что-то не ладно. Порывшись в кармане, Ася достала небольшой маникюрный набор. Вытащив из него пилочку для ногтей, она поковырялась в замке и дверь с лёгкостью открылась. В этом чувствовалась рука профессионала.
       - Ас! - прокомментировала Катя Асины действия.
       Волна растворителя, вырвавшаяся из-за раскрытой двери, отбросила Асю и Катю к стенке.
       - Бросаю курить, - сказала Катя, едва успев затушить сигарету.
       Странная картина открылась их взору. Оля хохотала и прыгала на кровати, ударяясь головой о потолок. Ира в изящной позе лежала на карнизе. В руках она держала отвёртку и какой-то механизм.
       - Сижу, никого не трогаю, примус починяю... - виновато улыбаясь сказала она.
       Через мгновение всё затихло и они обе замертво упали на пол.

       Катя достала из кармана список жертв. Согласно ему, в живых должны остаться ещё двое (не считая Аси с Катей): Аня М. и Ира с рамкой. Ася и Катя решили найти их тела и убедиться, что они мертвы, чтобы зря не надеяться. Тяжёлые мысли прервал громкий стук в туалете. Осторожно открыв кабинку душа, они увидели, что в углу кто-то улыбается.
       - Аня, это ты? - не смея надеяться, спросила Ася.
       - Привет, ромашки! - послышалось в ответ.
       Из душа, вращая глазами, вышла Аня М. Ася и Катя испуганно попятились, думая, что они сейчас падут очередными жертвами маньяка-убийцы, но ничего такого не произошло. Аня М. села на пол, обхватила голову руками и громко завыла:
       - Умблуу! Умблуу!!
       Затем она впала в беспамятство и стала бредить.
       - Ира! Ира... - шептала она. Постепенно её шёпот перешёл в крик. - Только по голове не бей! - кричала она, схватившись за голову и раскачиваясь.
       Затем она затихла и застыла. Ася проверила пульс. Нежное сердце художника не выдержало большой психической нагрузки от происшедших событий и остановилось.

       Оставшиеся ещё в живых Катя с Асей на цыпочках подошли к комнате Иры с рамкой и осторожно заглянули внутрь. Все стены были исписаны. На них кривыми буквами были написаны надписи типа:
       "Шишкин - друг человека", "Кто не Шишкин, тот дурак", "Грунтовка, подмалёвок, прописка: их знание - сила!", "Береги краски смолоду, а кисти всю жизнь", "Пастозность - второе счастье", "Не всё то масло, что блестит" и т.д.
       В углу стояла красная, квадратная рамка. А на кровати лежала с блаженной улыбкой на лице и толстенной книгой в руке Ира с рамкой. Около кровати лежал дымящийся пистолет с глушителем, маленькая дырочка на ириной груди объяснала всё. Ире с рамкой досталась самая лёгкая смерть.
       Тяжело вздохнув, Катя с Асей вышли из сей обители смерти. Понурив головы, они медленно побрели по коридору, уже не думая о себе. Ася и не заметила, как осталась одна на лестнице. Очнувшись, она оглянулась. Кати не было, но нога, торчащая из-за двери комнаты была катиной...
       Ася безразлично спустилась на кухню. Вдруг, откуда ни возьмись, из-за холодильника выползла маленькая змейка. Ася облегчённо вхдохнула: змея оказалась ужом. Уж подполз к асиной ноге и вонзил в неё свои зубы. Это был уж убийцы, специально выдрессированный с зубами, смазанными быстродействующим ядом. Ася мучилась недолго. В бывшем общежитии Художественого Колледжа, ныне обиталище смерти, воцарилась мёртвая тишина.

       Тайми-коммендант, с горестью на лице и с радостью в душе, заперла входную дверь на висячий замок и отправилась прочь.

    Автор: Lentyay
    

    Всем пофиг до этой статьи и её никто не комментировал. Вы можете стать первым.

    captcha
    RSS